Суббота, 24.08.2019, 12:48
Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 203
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Воронеж город-крепость

ГОРОД-КРЕПОСТЬ ВОРОНЕЖ
Присоединение к Москве Рязанского княжества в 1521 г. завершило объедине­ние русских земель в единое централизованное государство. Удачные походы Ивана IV на Волгу в 1552 и 1556 гг. привели к ликвидации Казанского и Астраханского ханств. Но южные границы России по-прежнему нуждались в защите. Для наблюдения за продвижением крымских татар, постоянно нападавших на южнорусские рубежи, в XVI в. была организована сторожевая служба. Она состояла из сторож и станиц. Сторожа – это наблюдательный пункт, на котором находилось несколько всадников-сторожей. Они контролировали определенный участок на пути возможного прихода татар. Станица – это конная разведка. Станичники должны были доехать до указанного места, выяснить обстановку, вернуться и доложить об увиденном. Кроме того, далеко в степи с ранней весны и до поздней осени устанавливались крупные сторожевые посты, на каждом из которых насчитывалось от нескольких десятков до ста сторожей. Два таких сторожевых поста располагались в пределах современной Воронежской области.
Один находился недалеко от г. Лиски, другой – недалеко от места впадения р. Вороны в р. Хопер. Для затруднения подхода татар к крайним русским городам правительство практиковало также поджог травы в степи на огромной территории. Известно, например, что в 1571 г. такой поджог травы был организован в пределах нынешней Воронежской области.
И все же этих мер было недостаточно. Южные и юго-восточные границы России XVI в., по существу, оставались открытыми.
В XVI в. татары совершили множество крупных и мелких набегов на Русское государство. Во время крупных набегов в походах участвовали десятки тысяч татар-конников. Каждый всадник был вооружен саблей, луком и колчаном с 18-20 стрелами, ножом, шилом, огнивом для добывания огня и длинными ременными веревками для вязания пленных.
В поход татары отправлялись обычно летом, но иногда совершали и зимние набеги. Придя в район, заселенный русскими или украинцами, татарское войско применяло метод облавы. Отряды по несколько сот человек рассыпались по деревням, окружали их, а затем начинали грабить, жечь, резать тех, кто сопротивлялся. Заканчивался набег уводом оставшихся в живых здоровых мужчин, женщин, детей, а также быков, коров, лошадей, овец, коз. Домашний скот использовался в хозяйстве кочевников. Пленников продавали на рабских рынках Северного Причерноморья и Средиземноморья.
Кроме крымских татар во второй половине XVI в. на юге России появляется еще один сильный и опасный противник ногайские татары. После разгрома Астраханского ханства часть ногайских татар, живших здесь, откочевала на крымскую сторону и заняла территорию на правом берегу Волги и Прикубанье (от Кубани до Дона). Во главе этих татар стоял мурза Казы Ураков. Он основал улус Казы Уракова, или Малую Ногайскую орду. Казы Ураков стал союзником крымского хана и турецкого султана. При нем обозначилось четкое направление Ногайской татарской дороги. Она пролегла восточнее Дона, через верховья р. Битюга в пределах современной Воронежской области, между реками Польным Воронежем и Цной и далее к юго-восточным рубежам России. Наряду с татарскими дорогами, шедшими со стороны Крыма (Муравской, Изюмской и Кальмиусской), Ногайская дорога (сакма) в XVI в. и позже находилась под пристальным вниманием русского правительства. По ней ногайские татары вторгались в пределы, рязанских, рижских, шацких и других юго-восточных русских земель и так же, как и крымские татары, грабили и сжигали населенные пункты, вытаптывали поля, угоняли скот, убивали и уводили в рабство тысячи русских людей.
Исторический опыт подсказывал, что предупреждать жителей пограничных районов о приходах татар мало, нужно было давать отпор татарам впереди окраинных южнорусских районов до того, как они вступят в пределы постоянных населенных пунктов. С этой целью в конце XVI в. правительством было решено строить города-крепости далеко в степи, на пересечении или вблизи татарских дорог. По предположению доктора исторических наук, профессора В.П. Загоровского, в ноябре 1585 г. было решено построить две такие крепости: на крымской стороне Дона – Ливны, на ногайской стороне – Воронеж. Немалую роль в основании названных городов сыграли появление в 1585 г. польско-литовских военных отрядов в пределах современной Воронежской области, а также близость вольницы донских казаков. Несколько позже на крымской стороне было поставлено еще 6 городов-крепостей: Елец (1592 г.), Белгород (1596 г.), Курск (1596 г.), Оскол (1596 г.), Царев-Борисов (1599 г.), Валуйки (1599 г.).
К сожалению, царский указ об основании города-крепости Воронежа не сохранился или пока не найден учеными. Сохранилась лишь выдержка из этого указа, в которой не называется дата основания Воронежа и которая помещена в распоряжении боярина Н.Р. Юрьева о реорганизации сторожевой службы на южной окраине России от 1 марта 1586 г.
Из распоряжения боярина Юрьева, если читать его внимательно и вдумчиво, ясно, что 1 марта 1586 г. в Москве заседала правительственная комиссия. Она обсуждала вопрос об организации сторожевой службы на юге России на 1586 г. К началу работы комиссии воронежский воевода, подобно тому, как это делал воевода г. Ливен, прислал свои предложения о расстановке сторож в зоне Воронежа. Для подтверждения существования на 1 марта 1586 г. "нового" города Воронежа в распоря­жение об организации сторожевой службы на юге России и был включен отрывок из царского указа об основании Воронежа. Существуют и другие версии о дате основания Воронежа, но пока они не получили научного подтверждения.
Город-крепость Воронеж был поставлен на правом крутом берегу p. Воронежа, примерно на том месте, где сейчас находится главный корпус Воронежского государственного университета (Университетская площадь, 1). Его окружали крепостные стены высотой 6 м. Среди стен возвышались башни высокой до 20 м. С трех сторон воронежскую крепость защищал крутой обрыв к реке, с четвертой был прорыт глубокий ров. На случай осады крепость имела тайник – подземный ход к реке. И башни, и стены имели бойницы для пушек и были хорошо приспособлены для обороны крепости.
Руководил строительством Воронежской крепости Семен Федорович Сабуров. Выходец из знатного боярского рода, С.Ф. Сабуров был назначен сюда правительством и стал первым воронежским воеводой. Ему помогали дети боярские (мелкие помещики) Василий Григорьевич Биркин и Иван Никитович Судаков (Мясной).
Строителями и первыми жителями Воронежа были русские служилые люди: стрельцы, казаки, пушкари, воротники. Cтроили крепость, несли пограничную службу и, если было, вступали в открытый бой с татарами.
Исторический документ
Распоряжение боярина Н.Р. Юрьева о реорганизации сторожевой службы на южной окраине России: 1 марта 1586
"И 94-го году марта в 1 день боярин Никита Романович Юрьев сей росписи слушал и приговорил: на Осколе усть Убли и на Дону на Богатом затоне стоялым головам не стояти. По государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всея Руси и указу и по приговору бояр князя Федора Ивановича Мстиславского с товарыщи на Сосне, не доезжая Оскола два днища, потавить велено город Ливны, а на Дону на Воронеже, не доезжая Богатово затону два днища, велено поставить город Воронеж. А быти на Ливнах и город ставити воеводе князю Володимеру Васильевичю ольцову-Мосальскому да Лукьяну Хрущеву, на Воронеже – воеводе Семену Федоровичу Сабурову, да Ивану Судакову, да Василью Биркину. И каковы будут вести на Ливнах про приход воинских людей на государе­вы украйны, и с Ливен посылати с вестьми на Воронеж, а с Воронежа по тому ж на Ливны с вестьми посылати. А ехати которыми дорогами поближе и бережнее, а сторожи воеводам поставити, присмотря в которых местех пригоже, и станицы по тому ж посылати присмотря. Да о том же отписати к государю. И воеводы с Воронежа и с Ливен к государю писали и сторожевые росписи прислали. А куды с Ливен на Воронеж и с Вороне­жа на Ливны для вестей и станицы посылати к которым урочищем не прислали..."
На высоких кручах, по­росших дремучим лесом, встал Воронеж-город. Его де­ревянные стены и восемнадцать сторожевых башен воз­никли враз, за одно лето: Москва велела строить не мешкая, – на краю степи нужен был город-крепость, чтобы зорко глядеть на юго-восток, блюсти Русь от разбойничьих набегов кочевых племен. С высоких крепостных стен глядели стрельцы в неохватные синие просторы заречья: далеко в степь, в Дикое поле, уходили конные разъезды казаков-раз­ведчиков.

Исторический документ
Описание Воронежской крепости: 1678 г.
«По книгам с Воронежа стольника и воеводы Максима Карташова, город Воронеж построен вновь в 179 году на реке Воронеже на Крымской стороне… Город Воронеж рублен в дубовом лесу, накрыт тесом, по городу 17 башен, в том числе 5 башен с проезжими воротами, 12 башен глухих, в том большом городе малый городок, в том городке 2 башни старые, не крыты. По мере около всего города и с башенными стены 801 сажень, около города с 3 сторон ров в глубину 3 сажень, во рву честик, да подле рву бит частокол, а с 3 стороны города река Воронеж, из малого городка тайник, в тайнике колодезь родник…»
До середины семнадцатого века тревожной жизнью живут воронежские степи. Еще нет-нет да вспыхнет зарево пожара то над Нелжей-сельцом, то над карачунской обителью; нет-нет да налетят ночным воровским набегом на беззащитную деревеньку шумные шайки вершников.
Россия в XVII в. была феодальным государством. Крепостной гнет усиливался. Чтобы заинтересовать мелких служилых людей в пограничной военной службе, им раздавались в Воронежском крае земельные участки. Это не было случайностью. Земля в то время была главной ценностью в жизни людей. Владея землей, служилые люди как бы экономически подтверждали свое положение хотя и мелких, но все же феодалов. Земли же в малоосвоенных районах юга России было очень много. Однако, военные походы часто отрывали людей от земледелия и скотоводства. Их хозяйства разорялись. По мере того, как роль Белгородской черты как оборонительного сооружения к концу XVII в. снижалась, положение служилых людей в Воронежском крае все больше осложнялось. В государстве шел постепенный процесс создания русской регулярной армии, и правительство переставало проявлять заинтересованность в военной службе стрельцов, казаков, пушкарей. Мелких служилых людей стали облагать большими налогами, угнетать, как крестьян. В Воронежский край стали переселяться помещики-феодалы. Складывается крупное помещичье землевладение. В крупных феодалов постепенно превращаются Воронежские монастыри – Успенский мужской монастырь, Алексеевский Акатов мужской монастырь и Покровский женский монастырь. Самый богатый среди них – Алексеевский Акатов монастырь в 1674 году одевается в камень. Вместо деревянной церкви при монастыре в этом же году строятся каменная церковь и каменная колокольня. Колокольня, или звонница, как говорили в те времена на Руси, была особенно интересной. Выполненная в шатровом стиле, она являлась типичной русской постройкой.
Полуразрушенная каменная звонница Акатова монастыря и сейчас украшает Воронеж, напоминая о том далеком времени (находится она на улице Освобождения Труда). Каменные постройки Акатова монастыря долго были единственными каменными сооружениями не только в Воронеже, но и во всем крае.



Мониторинг транспорта


Каталог сайтов

Продажа искусственного камня




Поиск

Seo анализ сайта
Яндекс.Метрика