Суббота, 24.08.2019, 12:43
Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 203
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Гражданская война и интервенция

Гражданская война и интервенция

Гражданская война: «белые»
Первые вспышки. Захват власти большевиками ознаменовал собой переход гражданского противостояния в новую, вооруженную фазу — гражданскую войну. Однако первоначально военные действия носили локальный характер и имели цель воспрепятствовать установлению большевистской власти на местах.
В ночь на 26 октября группа ушедших со II съезда Советов меньшевиков и правых эсеров сформировала в Городской думе Всероссийский комитет спасения родины и революции. Опираясь на помощь юнкеров петроградских училищ, комитет попытался осуществить 29 октября контрпереворот. Но уже на следующий день это выступление было подавлено отрядами Красной гвардии.
А. ф. Керенский возглавил поход 3-го конного корпуса генерала П. Н. Краснова на Петроград. 27 и 28 октября казаки захватили Гатчину и Царское Село, создав непосредственную угрозу Петрограду. Однако 30 октября отряды Краснова были разбиты. Керенский бежал. П, Н. Краснов был арестован своими же казаками, но затем отпущен под честное слово, что он не будет сражаться против новой власти.
С большими осложнениями устанавливалась советская власть в Москве. Здесь 26 октября Городская дума создала «Комитет общественной безопасности», в распоряжении которого находилось 10 тыс. хорошо вооруженных бойцов. В городе развернулись кровопролитные бои. Только 3 ноября, после штурма Кремля революционными силами, Москва перешла под контроль Советов.
Верховным главнокомандующим русской армии после бегства А. Ф. Керенского объявил себя генерал Н. Н. Духонин. Он отказался выполнить распоряжение СНК о вступлении в переговоры о перемирии с германским командованием и 9 ноября 1917 г. был смещен со своего поста. В Могилев был послан отряд вооруженных солдат и матросов во главе с новым главнокоглавнокомандующим прапорщиком Н. В. Крыленко. 18 ноября генерал Н. Н. Духонин был убит. Ставка перешла под контроль большевиков.
С помощью оружия утверждалась новая власть в казачьих районах Дона, Кубани, Южного Урала.
Во главе антибольшевистского движения на Дону встал атаман А. М. Каледин. Он заявил о неподчинении Войска Донского Советскому правительству. На Дон стали стекаться все недовольные новым режимом. Однако большая часть казачества в это время заняла по отношению к новой власти политику благожелательного нейтралитета. И хотя Декрет о земле мало что давал казакам, земля у них была, но им очень импонировал Декрет о мире.
В конце ноября 1917 г. генерал М. В. Алексеев начал формирование Добровольческой армии для борьбы с советской властью. Эта армия положила начало белому движению, названному так по контрасту с красным—революционным. Белый цвет как бы символизировал законность и порядок. А участники белого движения считали себя выразителями идеи восстановления былой мощи и могущества Российской державы, «русского государственного начала» и беспощадной борьбы с теми силами, которые, по их мнению, ввергли Россию в хаос и анархию,— большевиками, а также представителями иных социалистических партий.
Советскому правительству удалось сформировать 10-тысячную армию, которая в середине января 1918 г. вступила на территорию Дона. Часть населения оказала вооруженную поддержку красным. Посчитав свое дело проигранным, атаман А. М. Каледин застрелился. Добровольческая армия, отягощенная обозами с детьми, женщинами, политическими деятелями, журналистами, профессорами, ушла в степи, рассчитывая продолжить свое дело на Кубани. 17 апреля 1918 г. под Екатеринодаром был убит командующий Добровольческой армией генерал Л. Г. Корнилов. Командование принял генерал А. И. Деникин.
Одновременно с антисоветскими выступлениями на Дону началось движение казачества на Южном Урале. Во главе его встал атаман оренбургского казачьего войска А. И. Дутов. В Забайкалье борьбу с новой властью вел атаман Г. С. Семенов.
Однако выступления против советской власти, хотя и носили ожесточенный характер, были стихийными и разрозненными, не пользовались массовой поддержкой населения и проходили на фоне относительно быстрого и мирного установления власти Советов почти повсеместно («триумфального шествия советской власти», как заявляли большевики). Поэтому мятежные атаманы были разгромлены достаточно быстро. Вместе с тем эти выступления отчетливо указывали на складывание двух основных центров сопротивления — в Сибири, лицо которой определяли хозяйства зажиточных крестьян-собственников, нередко объединенных в кооперативы с преобладающим влиянием эсеров, а также на землях, заселенных казачеством, известным своим свободолюбием и приверженностью к особому укладу хозяйственной и общественной жизни. Гражданская война — это столкновение различных политических сил, социальных и этнических групп, отдельных личностей, отстаивающих свои требования под знаменами различных цветов и оттенков. Однако на этом многоцветном полотне выделялись две наиболее организованные и непримиримо враждебные силы, ведущие борьбу на взаимоуничтожение, - «белые» и «красные».

Военные действия

Восточный фронт. Выступление чехословацкого корпуса стало поворотным моментом, определившим вступление гражданской войны в новую фазу. Она характеризовалась концентрацией сил противостоящих сторон, вовлечением в вооруженную борьбу стихийного движения масс и перевод его в определенное организационное русло, закреплением противоборствующих сил на «своих» территориях. Все это приближало гражданскую войну к формам регулярной войны со всеми вытекающими отсюда последствиями. С выступлением чехословаков формируется Восточный фронт.
Корпус состоял из военнопленных чехов и словаков бывшей австро-венгерской армии, изъявивших желание участвовать в военных действиях на стороне Антанты еще в конце 1916 г. В январе 1918 г. руководство корпуса провозгласило себя частью чехословацкой армии, состоявшей в ведении главнокомандующего французскими войсками. Между Россией и Францией было заключено соглашение о переброске чехословацкого корпуса на Западный фронт. Эшелоны с чехословаками должны были проследовать вдоль Транссибирской магистрали во Владивосток, там погрузиться на суда и отплыть в Европу.
К концу мая 1918 г. 63 эшелона с частями корпуса растянулись по железнодорожной магистрали от станции Ртищево (в районе Пензы) до Владивостока, т. е. на протяжении 7 тыс. км. Основными местами скопления эшелонов были районы Пензы, Златоуста, Челябинска, Новониколаевска, Мариинска, Иркутска, Владивостока. Общая численность войск составляла более 45 тыс. человек. В конце мая по эшелонам прошел слух о том, что местным Советам отдан приказ о разоружении корпуса и выдаче чехословаков в качестве военнопленных Австро-Венгрии и Германии. На совещании командиров полков было принято решение оружия не сдавать и в случае необходимости пробиваться во Владивосток с боем. 25 мая командующий чехословацкими частями, сосредоточенными в районе Новониколаевска, р. Гайда, в ответ на перехваченный приказ Л. Троцкого, подтверждающий разоружение корпуса, отдал приказ своим эшелонам захватить те станции, на которых они в данный момент находились, и, по возможности, наступать на Иркутск.
В сравнительно короткий срок при помощи чехословацкого корпуса советская власть была свергнута в Поволжье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Чехословацкие штыки прокладывали дорогу новым правительствам, отражавшим политические симпатии чехословаков, среди которых преобладали эсеры и меньшевики. На Восток потянулись опальные лидеры разогнанного Учредительного собрания.
В сентябре 1918 г. в Уфе состоялось совещание представителей всех антибольшевистских правительств, образовавшее единое «всероссийское» правительство - Уфимскую директорию, в котором главную роль играли лидеры ПСР.
Наступление Красной Армии заставило Уфимскую директорию перебраться в более безопасное место - Омск. Там на должность военного министра был приглашен адмирал А. В. Колчак. Эсеровские руководители Директории рассчитывали, что популярность, которой пользовался А. В. Колчак в русской армии и на флоте, позволит ему объединить разрозненные воинские формирования, действовавшие против советской власти на огромных пространствах Сибири и Урала и создать для Директории собственные вооруженные силы. Однако русское офицерство не желало идти на компромисс с «социалистами».
В ночь с 17 на 18 ноября 1918 г. группа заговорщиков из состава офицеров казачьих частей, расквартированных в Омске, арестовала социалистических лидеров Директории и вручила всю полноту власти адмиралу А. В. Колчаку. По настоянию союзников А. В. Колчак был объявлен «верховным правителем России».
И хотя командование чехословацкого корпуса восприняло данное известие без особого энтузиазма, оно, под нажимом союзников, не оказало противодействия. А когда до корпуса дошло известие о капитуляции Германии, то никакие силы уже не могли заставить чехословаков продолжать войну. Эстафету вооруженной борьбы с советской властью на Восточном фронте подхватила армия Колчака.
Однако разрыв адмирала с эсерами был грубым политическим просчетом. Эсеры перешли на нелегальное положение и начали активную подпольную работу против режима Колчака, став при этом фактическими союзниками большевиков.
28 ноября 1918 г. адмирал Колчак встретился с представителями печати для разъяснения своей политической линии. Он заявил, что его ближайшей целью является создание сильной боеспособной армии для «беспощадной и неумолимой борьбы с большевиками», чему должна способствовать «единоличная форма власти». И лишь после ликвидации большевистской власти в России должно быть созвано Национальное собрание «для воцарения в стране закона и порядка». Все экономические и социальные реформы также должны быть отложены до окончания борьбы с большевиками.
С первых же шагов своего существования правительство Колчака вступило на путь исключительных законов, введя смертную казнь, военное положение, карательные экспедиции. Все эти меры вызвали массовое недовольство населения. Крестьянские восстания сплошным потоком залили всю Сибирь. Огромный размах приобрело партизанское движение. Под ударами Красной Армии колчаковское правительство было вынуждено перебраться в Иркутск. 24 декабря 1919 г. в Иркутске было поднято антиколчаковское восстание. Союзные войска и оставшиеся чехословацкие отряды объявили о своем нейтралитете.
В начале января 1920 г. чехи выдали А. В. Колчака руководителям восстания. После непродолжительного следствия «верховный правитель России» в феврале 1920 г. был расстрелян.
Южный фронт. Вторым центром сопротивления советской власти стал юг России. Весной 1918 г. Дон заполонили слухи о предстоящем уравнительном переделе всех земель. Казачество зароптало. Вслед за тем подоспел приказ о сдаче оружия и реквизиции хлеба. Вспыхнуло восстание. Оно совпало с приходом на Дон немцев. Казачьи верхи, забыв о былом патриотизме, вступили с недавним противником в переговоры. 21 апреля было создано Временное донское правительство, которое приступило к формированию Донской армии. 16 мая казачий круг — «Круг спасения Дона» — избрал царского генерала П. Н. Краснова атаманом войска Донского, наделив его почти диктаторскими полномочиями. Опираясь на немецкую поддержку, П. Н. Краснов объявил о государственной самостоятельности области Всевеликого войска Донского.
Пользуясь жестокими методами, П. Н. Краснов провел массовые мобилизации, доведя к середине июля 1918 г. численность Донской армии до 45 тыс. человек. Вооружение в избытке поставлялось Германией. К середине августа части П. Н. Краснова заняли всю Донскую область и совместно с германскими войсками развернули военные действия против Красной Армии.
Врываясь на территории «красных» губерний, казачьи части вешали, расстреливали, рубили, насиловали, грабили и пороли местное население. Эти зверства роздали страх и ненависть, желание отомстить, пользуясь теми же методами. Волна злобы и ненависти захлестнула страну.
В это же время Добровольческая армия А. И. Деникина начала свой второй поход на Кубань. «Добровольцы» придерживались антантовской ориентации и старались не вступать во взаимодействие с прогерманскими отрядами П. Н. Краснова.
Между тем резко изменилась внешнеполитическая ситуация. В начале ноября 1918 г. мировая война закончилась поражением Германии и ее союзников. Под давлением и при активной помощи стран Антанты в конце 1918 г. все антибольшевистские вооруженные силы юга России были объединены под единым командованием А. И. Деникина.
Белогвардейская власть на юге России с самого начала носила военно-диктаторский характер. Основными идеями движения были: не предрешая будущей окончательной формы правления, восстановление единой, неделимой России и беспощадная борьба с большевиками до их полного уничтожения. В марте 1919 г. правительство Деникина опубликовало проект земельной реформы. Основные его положения сводились к следующему: сохранение за собственниками их прав на землю; установление для каждой отдельной местности тех или иных земельных норм и переход остальной земли к малоземельным «путем добровольных соглашений или путем принудительного отчуждения, но и обязательно за плату». Однако окончательное решение земельного вопроса отодвигалось до полной победы над большевизмом и возлагалось на будущее законодательное собрание. Пока же правительство юга России потребовало предоставить владельцам захваченных земель треть всего урожая. Некоторые представители деникинской администрации пошли еще дальше, начав водворять изгнанных помещиков на старых пепелищах.
Пьянство, порки, погромы, мародерство стали обычными явлениями в Добровольческой армии. Ненависть к большевикам и всем, кто их поддерживает, заглушала все иные чувства, снимала все моральные запреты. Поэтому вскоре тыл Добровольческой армии начал также сотрясаться от крестьянских восстаний, как сотрясался тыл белых армий Колчака. Особенно большой размах они получили на Украине, где крестьянская стихия нашла незаурядного руководителя в лице Н. И. Махно.
В отношении рабочего класса политика всех белых правительств в теории не шла дальше туманных обещаний, а на практике выражалась в репрессиях, в подавлении профессиональных союзов, разгроме рабочих организаций и пр.
Немаловажное значение имело и то обстоятельство, что белое движение функционировало на окраинах бывшей Российской империи, где давно вызревал протест против национального и бюрократического произвола центра. Белогвардейские же правительства с их однозначным лозунгом «единой и неделимой России» очень скоро разочаровали национальную интеллигенцию и средние слои, которые первоначально пошли за ними.
Северный фронт. Правительство севера России образовалось после высадки десанта держав Антанты в Архангельске в августе 1918 г. Его возглавил народный социалист Н. В. Чайковский.
В самом начале 1919 г. правительство вступило в контакт с «верховным правителем России» адмиралом Колчаком, который отдал приказ об организации на севере России военного генерал-губернаторства во главе с генералом Е. К. Миллером. Это означало установление здесь военной диктатуры.
10 августа 1919 г. по настоянию английского командования было создано правительство Северо-Западной области. Его резиденцией стал Ревель. Фактически вся власть сосредоточилась в руках генералов и атаманов Северо-Западной армии. Во главе армии стоял генерал Н. Н. Юденич.
В области аграрной политики белогвардейские правительства севера издали указ, по которому помещикам возвращались весь засеянный урожай, все покосные земли, усадьбы и инвентарь. Пашня оставалась за крестьянами до решения земельного вопроса Учредительным собранием. Но в условиях севера наиболее ценными были покосные земли, поэтому крестьяне вновь попадали в кабалу к помещикам.
Белый террор. В ночь на 6 июля 1918 г. в Ярославле, а затем в Рыбинске и Муроме начались вооруженные антисоветские выступления. Цель восстаний видна из постановления главнокомандующего Ярославской губернии, командующего вооруженными силами Добровольческой армии Ярославского района: «Объявляю гражданам Ярославской губернии, что со дня опубликования настоящего постановления… 1. Восстанавливаются повсеместно губернии органы власти и должностные лица, существовавшие по действующим законам до октябрьского переворота 1917 года, т.е. до захвата центральной власти Советом Народных Комиссаров…» Подпись: полковник Перкуров. Именно он является начальником штаба мятежников.
Захватив часть города, руководители выступления начали беспощадный террор. Осуществлялись зверские расправы над советскими партийными работниками. Так, погибли комиссар военного округа С. М. Накимсон и председатель исполкома городского совета Д. С. Закийм. 200 арестованных были свезены на «баржу смерти», стоявшую на якоре посередине Волги. Сотни расстрелянных, разрушенные дома, остатки пожарищ, развалины. Аналогичная картина наблюдалась и в других волжских городах.
Это было только началом «белого» террора. А. И. Деникин в своих «Очерках русской смуты» признавал, что добровольческие войска оставляли «грязную муть в образе насилия, грабежей и еврейских погромов. А что касается неприятельских (советских) складов, магазинов, обозов или имущества красноармейцев, то они разбирались беспорядочно, без системы». Белый генерал отмечал, что его контрразведывательные учреждения «покрыв густой сетью территорию юга, были очагами провокаций и организованного грабежа». Факты свидетельствуют о том, что почти сразу же после победы Октября международная реакция перешла от политических, экономических, идеологических методов борьбы непосредственно к военным. наряду с активной поддержкой контрреволюционных генералов интервенты сами развернули массовый террор, немыми свидетелями которого являются «лагеря смерти» Мудьюг и Иоканьга, Мезенская и Пинежская каторжные тюрьмы. Только через Архангельскую тюрьму за год оккупации прошло 38 тысяч арестованных, из которых было расстреляно 8 тысяч человек. Приказ колчаковского генерала Розанова: « Возможно скорее и решительнее покончить с енисейским восстанием, не останавливаясь перед самыми страшными и жесткими мерами в отношении не только восставших, но и населения, поддерживающего их. В этом отношении пример японцев в Амурской области, объявивших об уничтожении селений, скрывающих большевиков, вызван, по-видимому, необходимостью добиться успехов в трудной партизанской борьбе». Еще в ноябре 1919 года бело чехи в своем меморандуме писали: «Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы (имеются в виду колчаковские) позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан… расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности составляют обычные явления». Об этом же говорил Колчаку во время беседы по прямому проводу 21 ноября 1919 года Вологодский: « Все слои населения до самых умеренных возмущены произволом, царящим во всех областях жизни…» Да и сам «верховный правитель» в минуты откровения признавался своему единомышленнику, тогдашнему министру внутренних дел В. Н. Пепеляеву: « Деятельность начальников уездных милиций, отрядов особого назначения, всякого рода комендантов, начальников отдельных отрядов представляет собою сплошное преступление». Именно эта жестокость колчаковщины, беззаконие и произвол, творившиеся подручными Колчака, заставили подняться на борьбу с ним сибирских крестьян.
В братоубийственной войне исчезали, становились чуждыми многим привычные понятия: вместо милосердия и сострадания обоюдное озверение, вместо спокойного течения жизни – состояние страха. То, что творилось в застенках контрразведки Новороссийска, в тылу белой армии, напоминало самые мрачные времена средневековья. Обстановка в белом тылу представляла что-то ни с чем не сообразное, дикое, пьяное и беспутное. Никто не мог быть уверен, что его не ограбят, не убьют без всяких оснований.
Причины поражения. Политика «белого движения» не могла не вызвать массового крестьянского недовольства, вылившегося в крестьянские восстания в тылу белых армий. Особенно широкий размах они получили на Украине, где под руководством Н. И. Махно действовали хорошо вооруженные крестьянские отряды, координировавшие свои боевые операции с военными действиями регулярных частей Красной Армии.
Таким образом, наиболее крупные белогвардейские группировки не смогли наладить взаимоотношения с многомиллионной массой крестьян-середняков, что в значительной мере предопределила их последующее падения.
В отношении рабочего класса политика всех белых правительств в теории не шла дальше туманных обещаний, а на практике выражалась в ряде репрессий, подавлении проф. союзов, разгроме рабочих организаций. В своем большинстве рабочий класс поддерживал советскую власть.
Не маловажное значение имело и то обстоятельство, что «белому движению» приходилось функционировать на окраинах бывшей Российской империи, где давно вызревал протест против национального и бюрократического гнета центра, что выражалось в стремлении к «самостоятельности» и автономии. Белогвардейские же правительства, с их однозначным лозунгом «единой и неделимой России», очень скоро разочаровали национальную интеллигенцию и средние слои, которые первоначально пошли за ними.
Таким образом, в силу, очевидно, тех причин, что во главе белого движения стояли не политики, а генералы, оно также не сумело предложить такую программу, которая смогла бы привести к согласию всех сил, недовольных режимом большевиков. Более того, отсутствие опыта политических компромиссов, ориентация на иностранную помощь, заимствование из арсеналов соперника самых крайних методов ведения борьбы, неурядицы и разобщенность сил в самом белом стане приводили к тому, что белогвардейцы растеряли всех своих потенциальных союзников внутри страны, а постепенное свертывание, в силу многих причин, иностранной интервенции, ознаменовало конец белого движения.
В месте с тем на последнем этапе существования Добровольческой армии была предпринята попытка переосмысления и идеологии и политики белого движения. Эта попытка связана с именем генерала П. Врангеля, который в начале апреля 1920 г., после разгрома армии А. Деникина, был избран главнокомандующим русской армии в Крыму. В своей борьбе с большевиками он сделал ставку на помощь всего русского населения. С этой целью он решил превратить Крым в своеобразное «опытное поле» воссоздав там прерванное октябрьским переворотом демократический порядок, который должен был распространятся по всей России с помощью не столько русской армии, сколько крестьянской инициативы, которая должна была получить мощный импульс в лице демократического Крыма.
25 мая 1920 года Врангель опубликовал «Закон о земле», по которому часть помещичьих земель за незначительный выкуп передавалось в собственность крестьян. В дополнение к «Закона о земле» был издан «Закон о волостных земствах и сельских общинах», которые должны были стать органами крестьянского самоуправления времен сельских советов. Стремясь привлечь на свою сторону казачество, Врангель утвердил новое положение о порядке областной автономии для казачьих земель. Рабочим было обещано новое фабричное законодательство, реально защищающее их права.
Фактически Врангель и его правительство, составленное из видных представителей кадетской партии, предлагали тот самый «третий путь», который был обоснован партиями революционной демократии. Однако время было упущено. Ни одна оппозиционная сила не представляла теперь для большевиков опасность. Белое движение было разгромлено, социалистические партии расколоты. Народ России дошел до такого состояния, что перестал верить вообще кому бы то ни было. Огромное количество солдат перебывало и на той, и на другой стороне. Сражались в войсках Колчака, потом, взятые в плен, служили в рядах Красной Армии, переходили в Добровольческую армию и опять дрались против большевиков, и снова перебегали к большевикам и дрались против добровольцев. На юге России население пережило 14 режимов, и каждая власть требовала повиновения своим порядкам и законам. То Украинская Рада с германской оккупацией, то гетманство под протекторатом немцев, то Петлюра, то большевики, то белые, то опять большевики. И так по несколько раз. Люди выжидали, чья возьмет. В этих условиях большевики тактически переиграли всех своих противников.



Мониторинг транспорта


Каталог сайтов

Продажа искусственного камня




Поиск

Seo анализ сайта
Яндекс.Метрика